© 2017

Lata: Piotr Tkacz / Maciej Maciągowski
Lata W Amarancie
MD11.2015

Digital edition

Mikroton Shop €5

1. Untitled
2. Untitled
3. Untitled

Maciej Maciągowski spring tank, synthesizer, objects
Piotr Tkacz turntable, objects

Recorded on 9th July 2015 at Centrum Amarant, Poznań by Piotr Delimata
Mixed and mastered by Maciej Maciągowski
Graphic design by Kurt Liedwart
Photography by Serge Kolosov

In the seventeenth century wall maps were created for the homes and offices of wealthy merchants and royalty and can be seen on the walls in several of the interior scenes painted by Johannes Vermeer (1632-1675). According to Schilder, "the Hondius map [of 1603] has to be seen as the starting-point of the large wall maps of the world with decorative borders." Although Hondius did little more than place small-scale maps from his Atlas Minor around the edges, he must be credited with introducing this decorative motif on world maps. In the competitive world of Dutch map publishing Blaeu outshone Hondius as an artistic mapmaker with his magnificent wall maps of 1605 to 1607. Hondius tried his best to counter Blaeu when he reissued his 1603 wall map in 1608 by using ornamental devices borrowed from Blaeu.
From "Newly Discovered Hondius Map" By Paul E. Cohen & Robert T. Augustyn

Reviews

Jazz Quadrat, Leonid Auskern:
Дебют на московском сетевом лейбле польского дуэта в сфере экспериментальной музыки. Понятие это очень условное, и чтобы сразу отсечь тех, кто случайно «набредет» на эту запись в Сети, скажу, что то, что делает дуэт из Познани Lata, бесконечно далеко (и равноудалено, кстати) и от Сороковой Моцарта, и от Kraftwerk, и от Сесила Тейлора. Более того, их работу можно счесть даже не собственно музыкой, а, скорее, исследованием звука.
Если вы дочитали до этого места и не испугались, тогда пойдем дальше. Участники проекта Latа – Петр Ткач и Мацей Маценговски. Первый из них – музыкант-импровизатор, ди-джей, человек, пишущий о музыке и организующий музыкальные мероприятия. Как музыкант, он предпочитает работать с « вертушками» (Петр – завзятый тернтейблист), а также с разнообразными объектами, не предназначенными специально для звукоизвлечения. Второй – инженер-акустик с магистерской степенью, фанат электроники, для звуковых экспериментов предпочитает модульный синтезатор и другую аппаратуру, желательно неисправную. И Петр, и Мацей участвуют в целом ряде других проектов, ну, а примером того, что они делают вместе, может послужить альбом Lata W Amarancie («Амарант» - это такой мультифункциональный культурный центр, недавно открывшийся в Познани на площадях бывшего Дома Трамвайщика).
Бедные трамвайщики, только в страшном сне они могли бы представить то, что творилось в их бывшем Доме 9 июля 2015 года. Именно в тот день происходила запись Lata W Amarancie. Альбом составили три безымянных трека, несколько отличающихся друг от друга по интенсивности звука и динамике. Звучание в каждом из треков преимущественно электронное. С чем его сравнить? Попробуйте вытащить из глубин родительской кладовки старый коротковолновой приемник, типа «Океана» или приснопамятной «Спидолы», и медленно вращайте ручку настройки в поисках какой-нибудь станции, например «Голоса Америки» с джазовой программой Уиллиса Коновера, как это делали ваши родители, если они были джазфэнами. Вы услышите в эфире разнообразные шумы, треск, сипение и так далее. Но штука в том, что в Lata W Amarancie вы никогда не доберетесь ни до какой станции! Именно эти шумы, синтезаторные модуляции звука, их почти незаметные изменения и составляют основу звучания. Время от времени в этом ровном, живущем по своим законам электронном океане возникает всплеск – появляется некий акустический звук, добытый с помощью каких-то, как правило, трудно опознаваемых предметов. Вот такой электронно-акустический эксперимент. Я по ассоциации вспомнил земляка Петра и Мацея, великого фантаста Станислава Лема и придуманный им живой океан Солярис. Да, тысячи людей прекрасно проживают свои жизни и без него. Но если Солярис существует, то всегда будут и те единицы, кому интересно его исследовать. Это погружение в электронный Солярис и зафиксировано альбомом Lata W Amarancie.